Невыдуманная история

02.05.2019 09:58
Невыдуманная история

Казалось, то, что рассказывает Владимир Карсанов, - не часть биографии, а сюжет фильма, написанного сценаристами по всем законам жанра - с захватывающей кульминацией и драматической развязкой. Ведь в жизни такого просто не может быть! Но порой реальность оказывается гораздо страшнее любого кино. Жизнь, пришедшаяся на военные годы, подбрасывала куда более остросюжетные истории. Одну из таких поведал "Слово" Владимир Карсанов, которого война застала 7-летним мальчишкой. 

 

 

Мне было семь с небольшим, когда началась война. В нашей семье трое детей - я, младший брат Сергей и сестренка Зина. Отец человек военный, с 1939-го года служил в Белорусии в городе Гродно, что на границе с Польшей. Никто и подумать не мог, что немцы развяжут войну. В субботу 21 июня отец заступил на дежурство, мать поехала в соседний го­ род Белосток на лечение, нас оставила под присмо­тром соседки. Рано утром началась бомбежка.


Мы подумали, это игра какая-то или военные уче­ния. Но потом поняли - все серьезно - дома рушат­ся, стекла ломаются, кругом крик, плач и паника... Отец прибежал, сказал: "Бегите вместе со всеми в сторону леса, мы немцев скоро отгоним, и я вас найду". Быстро нас собрал, попрощался и побежал в часть. Мы вместе с соседями побежали в лес. Немцы к тому времени на танках, мотоциклах окру­жили город, к лесу идти было уже невозможно, нас вернули обратно.

 

Выстроили на плацу и стали маленьких детей от­бирать у родителей. Совсем слабых бросали в яму, старше 10-ти лет отправляли вместе со взрослыми в концлагерь. Тех, кто не достиг 10-летне­го возраста, погрузили в машину и повез­ли на запад, куда именно - в Польшу, Гер­манию - не знаю, я, в силу возраста, не мог понять. Долго ехали, на одной опушке леса возле казармы нас выгрузили. Там пробыли несколько месяцев, работали. Потом нас стали продавать как рабов ме­стному населению. Нас выстраивали в длинную линию в ка­зарме, приезжали какие-то люди и выби­рали себе кого покрепче - для работы. Се­мьей не брали, всех по одному. Так нас разлучили, оказались мы у разных хозяев. Сначала брата купили, через несколько дней меня, сестренка осталась там, но и ее потом купили. Полячка, к которой по­пал, была помещицей, держала скотину, которую надо пасти. Для этих целей и взя­ла меня.

 

Кормили скудно, лишь по утрам похлеб­кой. Отгонял коров на пастбище, оставлю их, а сам - в городок местный, где находился воен­ный госпиталь. Раненые немцы нет-нет выбрасыва­ли какую-то еду, кости, хлеб. Ковырялся в мусор­ках, подбирал и ел. После ходил на базар - попро­шайничал и воровал еду. Таких детей, как я, там бы­ло много.

 

Прошел год, и однажды совершенно случайно на базаре встретил брата, который тоже работал пас­тухом - выгуливал гусей. Не каждый день, но мы встречались с ним, вместе попрошайничали. У меня были плохие условия жизни, а у него еще хуже - жил в хлеву со скотиной. Как-то я отдал ему свои ботинки, но хозяйка, прознав, так избила его, что живого места на теле не оставила, а обувь порвала и выбросила. 

 

Когда детей покупали, в обязательном порядке в Гестапо регистрировали, выдавали польские доку­менты. Мне дали новое имя - Сентковский Владек, брат стал Гуйков Ришек. Как звали сестренку, уже не помню. Зине было полтора года, ей повезло с хозяйкой, та оказалась добрым, порядочным чело­веком. Прознав, что мы братья Зиночки, в церкви на католическом празднике подошла к нам и сказала, что сестра наша у нее. Угостила булочками, фрукта­ми, рассказала, что живет в соседнем селе, начер­тила даже на листке бумаги, как найти ее дом. При­глашала в гости.

 

Отец искал нас. Гродно разрушен, детей нигде нет, решил, что мы погибли. Когда наши войска освобождали концлагерь в Польше, одна женщина, которая жила с нами в военном городке, узнала от­ца, окликнула: "Ахполат, Вы нашли своих детей?" Он ответил, что нет. "Вы не отчаивайтесь, - сказала она, - немцы очень много детей увезли в сторону Германии, может, еще найдете". Появилась надеж­да.


Однажды отцу, который был к тому времени ко­мандиром части, доложили, что видели мальчика, похожего на Сергея. Так и есть, это оказался он. Солдат предупредил брата, чтобы тот, когда войдут русские в город, никуда не убегал, а спрятался в условленном месте. Там отец его и нашел. Брат уже рассказал, как найти меня.


Как сейчас помню встречу с отцом. Скотину не погнал в поле, стою у окна, смотрю, как русские на­ступают. Вдруг открывается дверь, заходят люди в форме. Я посмотрел, ну солдаты и солдаты, по форме видно, что русские, все одинаковые. Мне странным показалось, почему они к нам в дом при­шли. Отец что-то говорил по-русски, протянул руки мне навстречу, а я не понимаю, что от меня хотят, стою. Солдат взял меня под руку и повел к отцу, тогда и узнал его. Мы обнялись, долго плакали.

 

Русскую речь мы с братом забыли, осетинскую, конечно, тоже. Говорили только по-польски. Через переводчика отец спросил, знаем ли, где сестра? Я: "Знаю!" Достал тот листок с адресом и схемой. Мы сели в машину, поехали. Они были дома, се­стра на кровати сидит, хозяйка что-то готовит... Отец зовет Зину, она не идет, прижалась к хозяйке и не отпускает. Женщина плачет: "Это моя дочь, не отдам". И сестра по-польски говорит: "Nein, dis ist nidi papa, dis ist rus". (Нет, ты не папа, ты русский.)

 

Зина не помнила отца, считала хозяйку своей ма­терью, думала, что ее отдают в чужую семью. Поч­ти всю ночь там пробыли, утром рано отец приказал посадить всех в машину. Хозяйка выбежала, легла поперек грузовика со словами "не отпущу". Отец сказал: "Сколько надо денег, сколько продуктов, все вам отдам, но дочь не оставлю". Солдаты под­няли с земли женщину, и машина проехала.

 

Всех троих детей отец через своего адъютанта Яшу Черкошвили отправил сначала в Москву, а там на Кавказ, домой, в Эльхотово. Яша из Москвы отправил те­леграмму нашей матери: "Всех детей на­шли, приезжаем такого-то числа москов­ским поездом". Представляете состояние матери, которая уже мысленно похорони­ла всех своих детей?! Она от радости чуть с ума не сошла, пока нас не обняла, не могла поверить. Все трое пропали и все нашлись. Нам просто повезло, что отец остался жив, если бы не он, нас некому было бы искать. А сколько было таких, ко­торых попросту не искали, считая погиб­шими. Если бы нас не отыскали, я бы сейчас был не Владимир Карсанов, а Сентковский Владек.


На нас, выживших и найденных карсановских детей, как на диковинку, съезжа­лись посмотреть родственники со всей округи. Помню, как стоим втроем перед гостями, переговариваемся по-польски, они нас не поймут, а мы их. Брат спрашивает шепо­том: "На каком языке они разговаривают?" Я: "Не знаю, наверное, по-еврейски." Они все разговари­ вали по-осетински, но нам этот язык казался чу­жим. Мы продолжали разговаривать по-польски, как в Польше научили, перед едой, перед сном моли­лись на коленях. Нас переучивали. Тяжелее всех было Зине. Она сбегала из дома, все хотела вер­нуться к своей хозяйке. Ее находили в лесу, возвра­щали обратно. Мама, конечно, мучалась, объясняла, что она настоящая мать.


Когда сестра окончила первый класс, с ней про­изошел несчастный случай. Соседский мальчик, играя во дворе, вынес отцовское ружье и забавы ради прицелился в Зину. Ружье оказалось заряжен­ным, он выстрелил ей в голову. В 1947 году Зины не стало. Так остались одни братья. Я закончил 8 классов, потом забрали в армию. После пошел в вечернюю школу, затем получил военное образова­ние, еще 32 года отслужил. Моя жизнь почти вся прошла в армии. Нам так "везет", что всем прихо­дится воевать, отец мой воевал, я, потом и сын в Афганистане служил. Сейчас внуки растут, вот ду­маю, может, хотя бы они будут жить в мире .

 

Публикация за 07.05.2016

 

Автор статьи: ЗАПИСАЛА ФАРИЗА ХАДАШЕВА

Бойтесь не психиатров, а болезней

11.06.2019 | 13:46

Казалось бы, прогресс движет цивилизацией, однако, рисков в век высоких технологий тоже предостаточно, и бьют они в первую очередь по уязвимой подростковой психике. Количество пациентов психиатрических клиник среди детей и подростков растет год от года. Главный детский психиатр Минздрава республики Эрик Кодзаев уверен - все человеческие болезни родом из детства. Как оградить ребенка от угроз современного мира и вовремя распознать изменения в психическом здоровье, он рассказал в интервью газете «СЛОВО».

«В Осетии такое невозможно», - правозащитник о деле журналиста Голунова

10.06.2019 | 19:07

В понедельник 10 июня три главные деловые газеты страны вышли с одинаковой первой полосой – «Я/Мы Иван Голунов», в поддержку корреспондента Интернет-издания Meduza Ивана Голунова, которого задержали по обвинению в сбыте наркотиков. Как полагают журналисты, Голунова «заказали» из-за его скандальных, расследовательских материалов. Уполномоченный по правам человека по Северной Осетии считает, что в нашей республики невозможна такая ситуация с журналистами «исходя из ментальности».

Когда даже сердца не жалко

06.06.2019 | 20:15

На форуме «Без границ» в Тамиске состоялась долгожданная встреча подопечного фонда «Быть добру» Руслана Илаева, который живет с врожденным пороком сердца, с жителем Тобольска Виктором Королевым, который хотел отдать Илаеву свое сердце.

«Горец», или как становятся мужчинами

06.06.2019 | 14:21

Вышедший более чем 20 лет назад фильм «Горец» осетинского режиссера Мурата Джусоева и по нынешний день являет собой не меркнущий пример нравоучительного кино.

На сцене – особенные

30.05.2019 | 13:36

Они мечтают о большой сцене, учатся доверять окружающему миру, преодолевать эмоциональные барьеры и просто улыбаться. Во Владикавказе работает театральная студия для детей с расстройствами аутистического спектра. О терапевтической силе занятий здесь психологи говорят с восхищением.

Семь миллионов за приложение

28.05.2019 | 11:30

Порядка 300 человек и семи миллионов рублей понадобилось для создания приложения по изучению осетинского языка. Группа энтузиастов, выступившая инициатором проекта, намерена пойти дальше и создать цифровой переводчик с осетинского языка, что, по их словам, не даст исчезнуть языку.

100-летний юбилей отметили Уголовно-исполнительные инспекции ФСИН России

16.05.2019 | 17:08

7 мая 2019 года свой 100-летний юбилей отмечают Уголовно-исполнительные инспекции ФСИН России (далее - УИИ). УИИ осуществляют контроль и надзор за исполнением наказаний осужденных без изоляции от общества. По словам начальника ФКУ УИИ УФСИН России по РСО-Алания Выродова Михаила Васильевича, основное внимание уделяется воспитательной и социальной работе с осужденными. В Северной Осетии насчитывается шесть филиалов УИИ, осуществляющих свою деятельность в 12 районах Республики со штатном в 33 сотрудника.

От Дур-Дура до Австрии

09.05.2019 | 11:19

Ветеран Великой Отечественной войны Сафарби Цалиев ушел на войну совсем молодым. Он стойко переносил все тяготы военных лет и, не обращая внимание на ранения, смело шел в бой. Сафарби участвовал при форсировании Дона, в боях под Курском, в освобождении Краматорска и Запорожья. В свои 96 лет он активно участвует в жизни своего родного села Дур-Дур, сам водит машину и ни на что не жалуется. Он считает, что если хочешь жить лучше, «нужно стараться, работать, добиваться этого». Сафарби Цалиев отличается твердостью характера и стойкостью духа, возможно, это врожденные качества, а возможно, его закалила война.

Советон Дзыллæйы хъайтар фырты номы кадæн

09.05.2019 | 09:11

Рæстæджы цалх размæ тырны, æнахуыр тагъд цæуы истори, фæлтæртæ кæрæдзи ивынц, æмæ, хъыгагæн, бирæ вазыгджын историон цаутæ, адæмæй рох чи баззад, фæззыгон уылæн мигъты фæхъуызынц ивгъуыдмæ. Фæлæ ис дзыллæты азфысты ахæм цау, кæцы растзæрдæ адæм, стæй Советон Социалистон республикæты цæдисы минæвæрттæ сæ зæрдæтыл кæд фæнды дæр дардзысты. Уый у дуне бындуронæй чи фæивта, æнæхъæн бæстæ бынсæфтæй чи фервæзын кодта, уыцы Цытджын Уæлахизы бон, кæцы бæрæггонд цæуы 1945 азы зæрдæвæрæны мæйы 9-æм бонæй нырмæ.

По самому краю передовой

08.05.2019 | 13:06

Молодой ефрейтор – разведчик с самой опасной должностью на передовой. После - связист, продолжающий налаживать поврежденные линии связи, несмотря на ранение. Все эти испытания пришлись на судьбу солдата из Северной Осетии – Владимира Бочманова, прошедшего фронтовой путь от Орджоникидзе до Крыма, где он совершил свой подвиг в героическом штурме Сапун-горы. Тогда, в роковом 1944-ом, ценой жизни 80 тысяч советских солдат от немецких захватчиков был освобожден Севастополь.

РАДИО ГОРОД

ОБСУЖДАЕМОЕ

Когда даже сердца не жалко

06.06.2019 | 20:15

На форуме «Без границ» в Тамиске состоялась долгожданная встреча подопечного фонда «Быть добру» Руслана Илаева, который живет с врожденным пороком сердца, с жителем Тобольска Виктором Королевым, который хотел отдать Илаеву свое сердце.

На сцене – особенные

30.05.2019 | 13:36

Они мечтают о большой сцене, учатся доверять окружающему миру, преодолевать эмоциональные барьеры и просто улыбаться. Во Владикавказе работает театральная студия для детей с расстройствами аутистического спектра. О терапевтической силе занятий здесь психологи говорят с восхищением.

Спасшая тысячи жизней

08.05.2019 | 12:50

Под руководством старшей операционной сестры Татьяны Мухачевой медицинское отделение под Ковелем в 1944 году обслужило более 18 тысяч тяжелораненых солдат. Она всю свою жизнь посвятила служению людям и Родине, а контузия и ранение осколком бомбы не помешали медсестре дойти до Берлина.

все новости

СУБЪЕКТИВНО

Борода. Не наша культура.

14.11.2018 | 15:03

Барбершопы, или парикмахерские для бороды… да, да, есть и такие и они становятся привычными заведениями нашего города. Что движет молодыми парнями, которые начинают отращивать огромную, или не очень огромную, бороду?

Кристина КОЛИЕВА

Осетинский язык: лишняя головная боль?

17.10.2018 | 10:59

Давайте задумаемся, а что мы де лаем для сохранения нашего языка? Ответ крайне плачевный - абсолютно ничего!

все статьи

АРХИВ

<<< 2019, Июнь >>>
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930