О чем спросили Полпреда "Матери Беслана"

06.04.2018 13:33
О чем спросили Полпреда

На прошлой неделе Полпред Президента РФ в СКФО Олег Белавенцев посетил республику с рабочим визитом. Четко распланированный график чиновника был внезапно изменен. Коррективы в программу пребывания Полпреда внесли члены комитета "Матери Беслана". Женщины попросили Белавенцева о встрече и он им не отказал. Повторный визит к вновь избранному Президенту Владимиру Путину, чтобы активизировать расследование теракта в Беслане и целевая программа развития Пригородного района - это лишь два из тех вопросов, которые были подняты для обсуждения на встрече с Полпредом.


- Анета, воспользовавшись приездом Полпреда Олега Белавенцева в Северную Осетию, члены комитета "Матери Беслана" обратились к нему с просьбой о встрече. Почему возникла необходимость общения?


- Мы совершенно случайно узнали о его приезде. Я позвонила Эльвире и сказала: “Езжай в больницу”. Ей удалось пробиться и сказать Белавенцеву о встрече. Полпред, ссылаясь на график, предложил встретиться в Пятигорске, но Эльвира попросила не переносить встречу, и он согласился. Наверное, мы весь их график нарушили.


А что касается самой встречи, то произошедшее в Беслане мы никогда не забываем, несмотря ни на что, но в свете событий в Кемерове все всколыхнулось с новой силой. Эти события обострили все вопросы. И приезд Полпреда именно в этот момент был очень кстати. Во время своего выступления после Кемерова Путин задавался вопросом "Почему?". Так вот, эти "почему" после Беслана так и остались. Они будоражат нас, и не дают нам спокойно жить. Это существование с постоянным ощущением несправедливости, когда те, кто должен был обеспечить безопасность, ушли от ответственности и в принципе эти бесланские "почему" плавно переходят в "почему" других городов. То, что случилось в Кемерове - это не теракт, но причина произошедшего, как и в Беслане, в безответственности, халатности, жажде на живы, коррупции. Все это - звенья од ной цепи. Именно эти вопросы мы поднимали на встрече.


Мы говорили Полпреду о Страсбургском суде, о том, что есть решение, но в части активизации расследования относительно лиц, виновных в произошедшем, оно не исполняется. Белавенцев нам на это сказал, чтобы мы не идеализировали европейский суд, что у Европы свои задачи и так далее...

 

- Вас устроила такая позиция? 


- Мы сказали на это что, в принципе, европейскую конвенцию по правам человека подписывали не мы, а власть, и присутствие России в Европейском суде тоже не наше решение. И если мы не должны туда обращаться, тогда за чем государство дает надежду на эту ступень правосудия. В общем-то, нас вынудили пойти в Страсбургский суд после того, как мы прошли несколько судов в России. Когда мы удостоверились, что ничего не можем здесь доказать, то обратились в Европейский суд


На этой встрече с Полпредом мы много говорили о трагедии. Как всегда, рассказали, что люди, допустившие теракт, пошли на повышение. Он старался нам объяснить, что если действовать как-то активно, расшатывать ситуацию, то система может не выдержать и будет не очень хорошо.

 

- С какими надеждами вы шли на эту встречу с Полпредом?


- После теракта все эти годы мы постоянно встречались с чиновниками разного уровня, а в последнее время практически ни с кем не встречались, потому что нам было уже все ясно. Мы понимали, что не можем эту систему изменить, повлиять на нее. Но после того как Европейский суд вынес свое решение и случилась трагедия в Кемерове, мы решили еще раз попытаться и донести до очередного представителя власти наши вопросы.

 

- Самым важным вопросом для вас все эти годы остается расследование?


- Да. Мы попросили Олега Белавенцева напомнить Путину, что у нас была с ним некая договоренность. Она касалась того, что он возьмет под свой личный контроль расследование, и что если будет необходимость, он встретится с нами еще раз. Но мы не увидели его контроля над расследованием и у нас по этому поводу вопросы к нему, следовательно, есть повод встретиться с ним.

 

- То есть вы попросили Полпреда быть посредником в организации еще одной встречи с Главой государства?


- Да. И еще один вопрос у нас был относительно первой школы, в которой можно сделать Всероссийский или даже международный музей профилактики терроризма.


Мы об этом говорили еще в прошлом году и сейчас попросили Белавенцева оказать нам содействие в реализации этой идеи. Он сказал нам на это, что после посещения 2 сентября 2017 года спортзала он испытал такие чувства, что в принципе желательно, чтобы школы не было, потому что, по его словам, эти чувства и нас постоянно будоражат, и не дают спокойно жить.


Мы возразили, что школа для этого и нужна. Это как Дом Павлова, который сохранен, концлагеря, которые сохранены. Они как памятники человеческого варварства и человеческого терпения. Как дань памяти тем людям, которые там погибли. Это история, и на этих примерах сегодня показывают миру, как нельзя, как не надо человечеству себя вести. Точно так же и бесланская школа, в которую постоянно идут люди, едут со всех мест, краев. На этой школе можно и патриотическое воспитание осуществлять, и учить урокам мужества.

 

- Он вас услышал? 

 

- Да. Потом он согласился. Сказал, наверное, вы правы.

 

- Какие еще вопросы поднимались? 


- Мы говорили о социальных вопросах, о том, что есть тяжелобольные, которым нужна ежегодная реабилитация, и средства на это приходится постоянно искать. Почему бы уже не сделать
какой-то механизм федерального уровня? Мы этот вопрос поднимаем все годы.

 

- Вам каждый раз обещают, что законодательно, какими-то нормативными актами решат вопрос так, чтобы пострадавшие могли спокойно рассчитывать на помощь без просьб и выклянчиваний...


- Вот видишь как. Он нам сказал, “много же было сделано”. Ну да, в социальном аспекте, да и только потому, ты сама знаешь, каких усилий нам это стоило, чтобы добиться квартир. Но вопросы медицинского характера и санаторно-курортной реабилитации возникают постоянно, не говоря уже о лекарственном обеспечении. И здесь какого-то определенного алгоритма решения этих вопросов нет, каждый раз что-то бывает по-новому.

 

- Вы довольны результатами встречи?


- Ну как тебе сказать... Сейчас, подожди, еще один вопрос был, мы говорили о межнациональных отношениях тоже. Он говорил, что в общем- то нужно налаживать диалог, нужно взаимодействовать (с Ингушетией, прим. ред.). Мы сказали что, как никто другой, показали всему миру, насколько мы терпимы и выдержаны. Затронули соглашение по Пригородному району, эту целевую программу. (Ранее в соцсетях активно муссировалась тема того, что на федеральном уровне принята некая целевая программа развития Пригородного района, которая якобы была пролабирована соседней республикой. - Прим. ред.). Сказали, что если есть целевая программа по развитию Пригородного района, то чем отличаются другие районы республики? У народа возникают вопросы. Он сказал, нет, это был просто пилотный вариант, а эта целевая программа сейчас распространяется на всю нашу республику. Он (Полпред. - Прим. ред.) уверил нас в этом. То есть он не подтвердил, что есть целевая программа именно по Пригородному району. Сказал, что программа касается всей республики. Мы долго говорили, больше двух часов, а время пролетело очень быстро.

 

- Это была ваша первая встреча? 


- Второго сентября мы уже с ним встречались в спортзале ... Он еще нам сказал, чтобы мы не распылялись по всем вопросам, сказал, чтобы занимались определенными вопросами. Довольны ли мы? По крайней мере, все запланированное мы сказали. И о том, что социальная напряженность в обществе есть, вот именно с оптимизацией, сокращениями, с исполнением майских указов. Он сказал, что это очень хорошо, что общественные организации ставят острые вопросы, что это диалог с властью, чтобы власть понимала до конца, что происходит в обществе, чтобы общественные организации помогали власти реализовывать их властные полномочия. Как-то вот так. Ну еще Глава республики, который присутствовал при разговоре, подчеркнул, что если бы не наша активная позиция, то вряд ли были бы какие-то решения относительно Беслана. “За что мы им благодарны”, - сказал он. Мы считаем, что это наша обязанность, а там как будет, не знаю.

 

 

От музыканта до следователя

10.03.2020 | 15:12

Бытует мнение, что все связанное со следственными органами – исключительно мужская работа. Однако у полковника юстиции, следователя Следственного Управления Следственного комитета по Республике Северная Осетия-Алания Елены Ханаевой по этому поводу совсем другая позиция.

Высокие стандарты Харебовой

06.03.2020 | 16:26

За 25 лет существования у югоосетинского Информационного агентства «Рес» не было простых времен - военные конфликты, борьба за независимость, изменение статуса республики, восстановление. Однако это не мешало наращивать профессиональные амбиции и становиться серьезным новостным ресурсом. С развитием технологий «Рес» не только не растворился в информационном потоке, но смог укрепить свой голос и занять прочные позиции в медиасфере Южной Осетии. Руководитель ИА «Рес» Мая Харебова в своем интервью газете «Слово» рассказала о работе агентства, почему соцсети не конкурент, чиновничьем непонимании и важности принципа «не навреди».

Следствие - удел увлеченных

27.02.2020 | 19:09

Все мы любим смотреть детективы, в которых умный и хладнокровный следователь срывает хитрые планы преступников и блестяще раскрывает запутанные преступления. В особенности это касается молодых людей, которые только на пути к выбору профессии. Но так ли романтично выглядит работа следователя на самом деле? О тонкостях работы, необходимых навыках и умениях, личностных качествах и научном подходе при раскрытии дел в интервью с корреспондентом газеты «Слово» рассказал старший эксперт отдела криминалистики Следственного управления Следственного комитета РФ по Северной Осетии Заурбек Кумалагов.

С нищетой должна бороться система

11.02.2020 | 11:27

Когда Марина Губаева помогла первой малообеспеченной семье, то совершенно не пыталась изменить себя или мир вокруг. Просто отдала лишние вещи тем, кому они были нужнее. Поддержала одну семью, потом другую. А через некоторое время поняла - оказывать помощь людям стало необходимостью, говорит: «Душа просит». Шесть лет благотворительного опыта научили многому – «распознавать» по-настоящему нуждающихся, оказывать грамотную психологическую поддержку и, главное, понять саму природу нищеты. Попробуйте делать добро, предлагает Марина Губаева, но сразу предупреждает: особой благодарности не ждите, подавляющее большинство воспринимает его как должное.

Бьет, значит любит?

06.12.2019 | 13:02

В то время, как депутаты Госдумы вносят десятки правок в законопроект о домашнем насилии, ежедневно женщины в Осетии продолжают страдать от рук тиранов, и, к сожалению, об этих историях мы узнаем уже после трагического исхода. В нашем интервью Асатр – лайф-коуч, специалист по отношениям, рассказал о том, как вычислить тирана, почему кавказские женщины молчат о домашнем насилии, а также о том, как детские травмы влияют на будущее человека.

РАДИО ГОРОД

ОБСУЖДАЕМОЕ

От музыканта до следователя

10.03.2020 | 15:12

Бытует мнение, что все связанное со следственными органами – исключительно мужская работа. Однако у полковника юстиции, следователя Следственного Управления Следственного комитета по Республике Северная Осетия-Алания Елены Ханаевой по этому поводу совсем другая позиция.

Высокие стандарты Харебовой

06.03.2020 | 16:26

За 25 лет существования у югоосетинского Информационного агентства «Рес» не было простых времен - военные конфликты, борьба за независимость, изменение статуса республики, восстановление. Однако это не мешало наращивать профессиональные амбиции и становиться серьезным новостным ресурсом. С развитием технологий «Рес» не только не растворился в информационном потоке, но смог укрепить свой голос и занять прочные позиции в медиасфере Южной Осетии. Руководитель ИА «Рес» Мая Харебова в своем интервью газете «Слово» рассказала о работе агентства, почему соцсети не конкурент, чиновничьем непонимании и важности принципа «не навреди».

Следствие - удел увлеченных

27.02.2020 | 19:09

Все мы любим смотреть детективы, в которых умный и хладнокровный следователь срывает хитрые планы преступников и блестяще раскрывает запутанные преступления. В особенности это касается молодых людей, которые только на пути к выбору профессии. Но так ли романтично выглядит работа следователя на самом деле? О тонкостях работы, необходимых навыках и умениях, личностных качествах и научном подходе при раскрытии дел в интервью с корреспондентом газеты «Слово» рассказал старший эксперт отдела криминалистики Следственного управления Следственного комитета РФ по Северной Осетии Заурбек Кумалагов.

все новости

СУБЪЕКТИВНО

Борода. Не наша культура.

Барбершопы, или парикмахерские для бороды…, да, да, есть и такие, и они становятся привычными заведениями нашего города. Что движет молодыми парнями, которые начинают отращивать огромную, или не очень огромную, бороду?

Кристина КОЛИЕВА

Осетинский язык: лишняя головная боль?

Давайте задумаемся, а что мы де лаем для сохранения нашего языка? Ответ крайне плачевный - абсолютно ничего!

все статьи

ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Кадастровая палата РСО-А

От музыканта до следователя

10.03.2020 | 15:12

Бытует мнение, что все связанное со следственными органами – исключительно мужская работа. Однако у полковника юстиции, следователя Следственного Управления Следственного комитета по Республике Северная Осетия-Алания Елены Ханаевой по этому поводу совсем другая позиция.

Высокие стандарты Харебовой

06.03.2020 | 16:26

За 25 лет существования у югоосетинского Информационного агентства «Рес» не было простых времен - военные конфликты, борьба за независимость, изменение статуса республики, восстановление. Однако это не мешало наращивать профессиональные амбиции и становиться серьезным новостным ресурсом. С развитием технологий «Рес» не только не растворился в информационном потоке, но смог укрепить свой голос и занять прочные позиции в медиасфере Южной Осетии. Руководитель ИА «Рес» Мая Харебова в своем интервью газете «Слово» рассказала о работе агентства, почему соцсети не конкурент, чиновничьем непонимании и важности принципа «не навреди».

Следствие - удел увлеченных

27.02.2020 | 19:09

Все мы любим смотреть детективы, в которых умный и хладнокровный следователь срывает хитрые планы преступников и блестяще раскрывает запутанные преступления. В особенности это касается молодых людей, которые только на пути к выбору профессии. Но так ли романтично выглядит работа следователя на самом деле? О тонкостях работы, необходимых навыках и умениях, личностных качествах и научном подходе при раскрытии дел в интервью с корреспондентом газеты «Слово» рассказал старший эксперт отдела криминалистики Следственного управления Следственного комитета РФ по Северной Осетии Заурбек Кумалагов.

все материалы

АРХИВ

<<< 2020, Апрель >>>
пн вт ср чт пт сб вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930