С нищетой должна бороться система

11.02.2020 11:27
С нищетой должна бороться система
Когда Марина Губаева помогла первой малообеспеченной семье, то совершенно не пыталась изменить себя или мир вокруг. Просто отдала лишние вещи тем, кому они были нужнее. Поддержала одну семью, потом другую. А через некоторое время поняла - оказывать помощь людям стало необходимостью, говорит: «Душа просит». Шесть лет благотворительного опыта научили многому – «распознавать» по-настоящему нуждающихся, оказывать грамотную психологическую поддержку и, главное, понять саму природу нищеты. Попробуйте делать добро, предлагает Марина Губаева, но сразу предупреждает: особой благодарности не ждите, подавляющее большинство воспринимает его как должное.

- Еще недавно благотворительность казалась прерогативой богатых. Но в последнее время все чаще среди тех, кто оказывает помощь другим, – люди со средним заработком. Как считаете, почему? Общество доросло до понимания - не обязательно иметь крупные суммы, чтобы жертвовать?
 
- Нет, еще не доросло, не потому что общество жадное или плохое. И дело совсем не в деньгах – в отношении. Еще потребуется много времени, чтобы изменить отношение людей к благотворительности в целом. Учиться «отдавать» нужно с детства и тогда это не будет восприниматься как что-то особенное. В Осетии очень много людей, готовых поделиться «своим» для благополучия другого, но их все равно недостаточно, чтобы говорить обо всем обществе.
 
- Как Вы стали помогать нуждающимся?
 
- Я долго жила в Москве, потом вернулась в Осетию, в отчий дом в Алагире. Здесь остались кровати, шкафы, мамина посуда - дом был полная чаша. Начала делать ремонт и стала отдавать соседям вещи, которые мне не пригодятся, а им нужны. Получилось так, что в доме, куда я отдавала свою мебель и вещи, тоже сделала небольшой ремонт – в семье восемь детей и страшная нехватка денег. Гдето побелили, где-то покрасили, в общем, привели жилье в порядок. Встречает меня другая соседка, у нее девять детей: «Марина, всем раздаешь, а нам нет». «Не переживай, - отвечаю, - и на вас хватит», - отобрала белье, кое-какие вещи, принесла ей и поняла, что без косметического ремонта там жить невозможно. Сделала ремонт и ей. Не то чтобы я доросла до благотворительности, просто увидела, как плохо живут люди, и захотелось поделиться. С этого все и началось. Через несколько дней позвонила девушка, говорит, что живет через две улицы от меня и ей нужна помощь. Мне не захотелось ее огорчать, стала думать, что еще могу отдать – собрала подушки, одеяла и отправила. 
 
 
 
 
С тех пор прошло шесть лет. Благотворительность – это иногда даже не про деньги, а про то, чтобы встать рядом, когда человеку тяжело. У многих сложные жизненные ситуации: денег нет, работы, есть нечего, дети не одеты, люди в страшные депрессии впадают. Меня попросили помочь одной семье, очень бедно живут, еще и погорельцы. В доме невыносимая грязь и вонь, отец и мать подвыпившие, я сразу поняла - здесь не внешнюю грязь надо вычищать, а внутреннюю. Взяла их под свой контроль, купила им краски, ламинат, заставила их покрасить все, побелить, убрать. Прошло больше года – у них чисто, аккуратно, не пьют. Дети прекрасные - Астан и Алим - и хорошо учатся. 
 
- Сколько судеб за это время прошло через Ваши руки?
 
 - Сначала записывала обращения, потом звонила знакомым. К примеру, так: «Ира, я знаю, что у тебя есть лишние занавески, покрывало, ты делала ремонт, куда кровать дела, диван?» Знакомые перечисляли, что они готовы отдать, а я записывала, потом раздавала малоимущим.
 
Когда счет таких обращений дошел до 350, перестала их записывать. Сначала это были семьи, проживающие в Алагирском районе, потом из Ардона стали звонить, Дигоры. Я всегда приезжаю в семью посмотреть, действительно ли она нуждающаяся, много стало мошенников. Могу сказать - через мои руки прошли сотни неблагополучных семей.
 
- Бывает так, что и Вас, побывавшую в очень бедных семьях, что-то особенно поражает?
 
- Была такая семья, большая, семеро детей. И можно сколько угодно рассуждать на тему: «зачем нужно было нищету плодить?», но эти дети уже родились, им нужно есть, пить, их нужно воспитывать. Привезла им продукты и стала ругать за то, что не убрано в доме. Старший сын Сашка, семнадцатилетний парень, худенький такой, на нем черная куртка на пять размеров больше и неимоверно большая обувь, стоял в комнате, смотрит на меня, а в глазах нет ничего, пустота. Я отдала продукты, а уйти не могу. Не отпускают глаза эти. Посадила его на разваленное кресло, а он мне говорит: «Не садитесь, там грязно». Я говорю: – «Саш, грязно не там, грязно у человека бывает в душе, как у тебя сейчас. Рассказывай, что с тобой». Он не сразу доверился. Позже мы приезжали к ним помочь убраться. И я узнала, что к 17 годам у него уже дважды была попытка суицида, от безысходности, от невозможности что-то изменить. Стала общаться с этим парнем. Прошло уже три года, я счастлива и горда тем, что убедила парня – он сможет устроиться на работу и жить другой достойной жизнью.
 
 Благотворительность – это иногда даже не про деньги, а про то, чтобы встать рядом, когда человеку тяжело.
У многих сложные жизненные ситуации: денег нет, работы, есть нечего, дети не одеты, люди в страшные депрессии впадают.
 
- Задумывались когда-нибудь, почему у нас так много бедных?
 
- Не буду сейчас говорить об экономической неустроенности, безработице и так далее, все это, конечно, есть, но подавляющее большинство моих подопечных за гранью нищеты по своей вине. Приведу пример: в семье трое детей, один ребенок-инвалид, получают пенсию по инвалидности, есть машина. Спрашиваю отца семейства, почему хотя бы в такси не идет работать. Сказал, чтобы отремонтировать машину, нужно две тысячи. Дала ему эти деньги, позвонила хозяину фирмы такси, попросила взять его на работу. С тех пор работает. К чему я о них рассказала, они, как и большинство, привыкли так жить, сегодня один фонд поможет, завтра - другой. К сожалению, я пришла к выводу: 70% малоимущих по своей воле и вине живут так бедно, не пытаясь выбраться из порочного круга нищеты, они привыкли просить, а не зарабатывать хоть какие-то деньги.
 
- Но ведь это сознание человека, и если таких людей много, значит с ними надо как-то работать. У Вас же получилось убедить кого-то пойти на работу.

- Здесь слово «убедить» не подходит. Человек 30 я именно заставила устроиться на работу и помогла им эту работу найти. И проблема в том, что, как правило, речь идет о многодетных семьях. Из восьми детей как минимум двое останутся такими же трутнями, как их отцы, остальные, может быть, смогут вырваться из нищеты. И с такими людьми, безусловно, нужно проводить определенную работу. Может быть, службы какие-то нужно создать, молодежные организации подключить, в каждом районе депутаты есть, которые должны обратить внимание на эту проблему. Ведь психология «нищего» передается из поколения в поколение, и семья, где родители не хотят и не привыкли работать, растит таких же детей.

В своих социальных сетях Марина не показывает тех, 
кому уже успела помочь, но всегда делится с подписчиками 
процессом сбора необходимой помощи для нуждающихся семей
 
 
- Если брать Вашу личную статистику, скольким семьям в месяц Вы помогаете?
 
- По-разному бывает, около 40-50 семей. Вот, к примеру, сегодня мне уже написали пять человек. Конечно, не всем из них помощь реально нужна, но я привыкла каждый случай проверять лично.
 
- Людей, готовых чем-то пожертвовать в пользу бедных, много?
 
- У меня есть постоянные спонсоры, как правило, не называют свое имя и не афишируют деятельность. Есть магазины, которые делятся своим товаром на постоянной основе, мои знакомые, друзья. И далеко не все мои друзья и знакомые сразу стали помогать. Сначала крутили у виска, говорили, что у меня не все в порядке с головой, но со временем поняли, как это важно и серьезно. И подключились. Остались, конечно, «скептики», но даже они сломили оборону.
 
К слову, у меня есть очень богатая подруга, которая всегда недоумевала, говорила, что смотрит мои публикации в соцсетях и не понимает, как я вообще в эти дома могу заходить. Однажды я убедила ее пойти со мной, когда везла помощь одной из своих подопечных. Мы вышли, она села в машину, открыла кошелек, достала деньги со словами: «Поехали, купим краску, линолеум, дети у них такие хорошие, хочется, чтобы они жили в хороших условиях». Вот так. Добро на самом деле очень заразительно. Но хотелось бы, конечно, чтобы этот вопрос решался не на уровне благотворителей, а была государственная политика, с помощью которой проблемы этой категории людей решались профессионально и системно.

От музыканта до следователя

10.03.2020 | 15:12

Бытует мнение, что все связанное со следственными органами – исключительно мужская работа. Однако у полковника юстиции, следователя Следственного Управления Следственного комитета по Республике Северная Осетия-Алания Елены Ханаевой по этому поводу совсем другая позиция.

Высокие стандарты Харебовой

06.03.2020 | 16:26

За 25 лет существования у югоосетинского Информационного агентства «Рес» не было простых времен - военные конфликты, борьба за независимость, изменение статуса республики, восстановление. Однако это не мешало наращивать профессиональные амбиции и становиться серьезным новостным ресурсом. С развитием технологий «Рес» не только не растворился в информационном потоке, но смог укрепить свой голос и занять прочные позиции в медиасфере Южной Осетии. Руководитель ИА «Рес» Мая Харебова в своем интервью газете «Слово» рассказала о работе агентства, почему соцсети не конкурент, чиновничьем непонимании и важности принципа «не навреди».

Следствие - удел увлеченных

27.02.2020 | 19:09

Все мы любим смотреть детективы, в которых умный и хладнокровный следователь срывает хитрые планы преступников и блестяще раскрывает запутанные преступления. В особенности это касается молодых людей, которые только на пути к выбору профессии. Но так ли романтично выглядит работа следователя на самом деле? О тонкостях работы, необходимых навыках и умениях, личностных качествах и научном подходе при раскрытии дел в интервью с корреспондентом газеты «Слово» рассказал старший эксперт отдела криминалистики Следственного управления Следственного комитета РФ по Северной Осетии Заурбек Кумалагов.

Бьет, значит любит?

06.12.2019 | 13:02

В то время, как депутаты Госдумы вносят десятки правок в законопроект о домашнем насилии, ежедневно женщины в Осетии продолжают страдать от рук тиранов, и, к сожалению, об этих историях мы узнаем уже после трагического исхода. В нашем интервью Асатр – лайф-коуч, специалист по отношениям, рассказал о том, как вычислить тирана, почему кавказские женщины молчат о домашнем насилии, а также о том, как детские травмы влияют на будущее человека.

Фатима Дудиева: «Повалила ее и начала добивать сверху вниз!»

03.12.2019 | 17:32

Фатима Дудиева в эксклюзивном интервью газете «Слово» рассказала о своем детстве и юности, вспомнила школьные драки, поделилась воспоминаниями о первом поражении и о самой значимой победе в карьере. По ее словам, главное в жизни – иметь цель.

Казбек Таутиев: « Культура – далеко не та сфера, к которой нужно подходить по принцам бухгалтерии»

29.11.2019 | 15:37

Старейшее издательство Северной Осетии «Ир» отметило 95-летний юбилей. Почти за вековую историю через главную книжную фабрику республики прошли сотни книг, открыты десятки имен. В принципе, можно сказать, что «Ир» формирует национальную литературу, сохраняет осетинский язык. Сейчас печатное слово переживает кризис. Очередной. Но для одних кризис является началом конца, для других – толчком к развитию, когда подключаются внутренние резервы и в борьбе за выживание вырисовывается стратегия, позволяющая быть конкурентоспособным, востребованным и прибыльным делом.

Ален Плиев: "Бодибилдинг - это не спорт, это образ жизни"

24.11.2019 | 00:08

О том, как спортсмен из Осетии нашел себя в бодибилдинге, о режиме и трудностях этого вида спорта, читайте в нашем интервью с Аленом Плиевым.

Когда нагрянет время перемен

15.11.2019 | 11:59

Московские подиумы, театральные сцены, спортивные успехи – у каждого ребенка с синдромом Дауна свои собственные истории побед. О том, как они достаются, знают родные и те, кто поверил в них, «почувствовал» потенциал особенных детей. Региональная общественная организация помощи людям с синдромом Дауна «Время перемен» существует чуть больше двух лет: за это время удалось сделать главное - заявить о себе и попытаться разрушить сложившиеся стереотипы. Альбина Котаева - директор организации «Время перемен», рассказала, почему так важно верить в человека и раздвигать границы перед людьми с ментальной инвалидностью.

На скамье подсудимых – закон

12.11.2019 | 10:49

25 лет назад Верховным Советом республики была принята Конституция Северной Осетии, основной закон, по которому живет республика. О работе конституционной юстиции и повышении правовой грамотности граждан в интервью газете «Слово» рассказал судья Конституционного Суда Республики Северная Осетия-Алания, член квалификационной коллегии судей Республики Северная Осетия-Алания Камболат Цомартов.

Сармат, покоряющий Америку

08.11.2019 | 09:20

Нет ничего невозможного, когда мечта зовет за океан

РАДИО ГОРОД

ОБСУЖДАЕМОЕ

От музыканта до следователя

10.03.2020 | 15:12

Бытует мнение, что все связанное со следственными органами – исключительно мужская работа. Однако у полковника юстиции, следователя Следственного Управления Следственного комитета по Республике Северная Осетия-Алания Елены Ханаевой по этому поводу совсем другая позиция.

Высокие стандарты Харебовой

06.03.2020 | 16:26

За 25 лет существования у югоосетинского Информационного агентства «Рес» не было простых времен - военные конфликты, борьба за независимость, изменение статуса республики, восстановление. Однако это не мешало наращивать профессиональные амбиции и становиться серьезным новостным ресурсом. С развитием технологий «Рес» не только не растворился в информационном потоке, но смог укрепить свой голос и занять прочные позиции в медиасфере Южной Осетии. Руководитель ИА «Рес» Мая Харебова в своем интервью газете «Слово» рассказала о работе агентства, почему соцсети не конкурент, чиновничьем непонимании и важности принципа «не навреди».

Следствие - удел увлеченных

27.02.2020 | 19:09

Все мы любим смотреть детективы, в которых умный и хладнокровный следователь срывает хитрые планы преступников и блестяще раскрывает запутанные преступления. В особенности это касается молодых людей, которые только на пути к выбору профессии. Но так ли романтично выглядит работа следователя на самом деле? О тонкостях работы, необходимых навыках и умениях, личностных качествах и научном подходе при раскрытии дел в интервью с корреспондентом газеты «Слово» рассказал старший эксперт отдела криминалистики Следственного управления Следственного комитета РФ по Северной Осетии Заурбек Кумалагов.

все новости

СУБЪЕКТИВНО

Борода. Не наша культура.

Барбершопы, или парикмахерские для бороды…, да, да, есть и такие, и они становятся привычными заведениями нашего города. Что движет молодыми парнями, которые начинают отращивать огромную, или не очень огромную, бороду?

Кристина КОЛИЕВА

Осетинский язык: лишняя головная боль?

Давайте задумаемся, а что мы де лаем для сохранения нашего языка? Ответ крайне плачевный - абсолютно ничего!

все статьи

ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Кадастровая палата РСО-А

От музыканта до следователя

10.03.2020 | 15:12

Бытует мнение, что все связанное со следственными органами – исключительно мужская работа. Однако у полковника юстиции, следователя Следственного Управления Следственного комитета по Республике Северная Осетия-Алания Елены Ханаевой по этому поводу совсем другая позиция.

Высокие стандарты Харебовой

06.03.2020 | 16:26

За 25 лет существования у югоосетинского Информационного агентства «Рес» не было простых времен - военные конфликты, борьба за независимость, изменение статуса республики, восстановление. Однако это не мешало наращивать профессиональные амбиции и становиться серьезным новостным ресурсом. С развитием технологий «Рес» не только не растворился в информационном потоке, но смог укрепить свой голос и занять прочные позиции в медиасфере Южной Осетии. Руководитель ИА «Рес» Мая Харебова в своем интервью газете «Слово» рассказала о работе агентства, почему соцсети не конкурент, чиновничьем непонимании и важности принципа «не навреди».

Следствие - удел увлеченных

27.02.2020 | 19:09

Все мы любим смотреть детективы, в которых умный и хладнокровный следователь срывает хитрые планы преступников и блестяще раскрывает запутанные преступления. В особенности это касается молодых людей, которые только на пути к выбору профессии. Но так ли романтично выглядит работа следователя на самом деле? О тонкостях работы, необходимых навыках и умениях, личностных качествах и научном подходе при раскрытии дел в интервью с корреспондентом газеты «Слово» рассказал старший эксперт отдела криминалистики Следственного управления Следственного комитета РФ по Северной Осетии Заурбек Кумалагов.

все материалы

АРХИВ

<<< 2020, Апрель >>>
пн вт ср чт пт сб вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930